Прожить чужую жизнь. Истории людей, перепутанных в роддоме

Копейск, Пожва, село Уинское – «бермудский тре­угольник» за Уралом, между Пермью, Челябинском и Набережными Челнами. В нём уже несколько десятков лет пропадают и находятся дети – и не просто так, а как в кино.

По ТВ идёт сериал, героиня которого родила тройню, но в силу определённых обстоятельств забрала только одну из трёх родившихся девочек. Через два десятка лет трагедия сведёт их всех, выросших в разных семьях и знать не знавших о существовании друг друга. Родные сёстры, они сформировались диаметрально противоположными личностями.

Таких семей и в реальной жизни с десяток, родители в которых воспитывали чужих детей, а дети прожили чужую жизнь. Их всех, узнавших о своих настоящих семьях, волнует один вопрос: а могла бы их судьба сложиться иначе, если бы тогда – 40, 30, 10 лет назад – в день их рождения всё бы пошло по плану?

«В психушку отправим!»

Чужая жизнь бывает разной. У кого-то – в достатке и родительском тепле, как у Кати Тугановой. А у кого-то – в детдоме, как у перепутанной с ней Люции Тулигеновой. Кто-то получает высшее образование, как Дамир Калимов, а кто-то попадает в армию в чеченскую кампанию, как перепутанный с ним Андрей Плотников. Кто-то воспитывается в мусульманстве, кто-то растёт нехристем. Кто-то ходит на службу в городе, кто-то пьёт горькую в деревне. Но всё это совершенно не то, что написано на роду! Как же так получилось?!

А просто. У Тугановой и Тулигеновой из Челябинска фамилии на бирках выглядели похоже. Рожали женщины в один день, обе – дочек. А роженицы Дубаева и Трофимова – обе были Людмилы Александровны – недавно своих Аню и Айшат спустя три месяца мук, сомнений и сдачи анализов поменяли друг на друга: взяли и махнулись кулёчками с розовыми бантами, восстановив изначальный порядок, нарушенный в роддоме Набережных Челнов. У Галины Плотниковой и Язили Калимовой из Уинского сыновей почти 50 лет назад подменила ради смеха пьяненькая медсестра. А когда протрезвела и поняла, что натворила, духу не хватило признаться. Так что судьбе не потребовалось злодеев и голливудских сценаристов, чтобы раз и навсегда нарушить ход вещей, – хватило уставшего от жизни медперсонала.

Были рядом и не знали этого. Разлученные близнецы встретились через 37 лет

А что же сами матери? Зоя Туганова, например, сразу забила тревогу, не узнав принесённого ей на первое кормление ребёнка. Свою она запомнила хорошо, хоть роды были долгими и трудными: светленькая, беляночка. А эта с тёмными волосиками. Но врачи сказали: «Уймитесь, женщина, у вас родильная горячка…» А дальше всё устройство русской жизни способствовало разворачиванию тоскливых сценариев: где носили под сердцем тяжёлые подозрения – там не было ещё генетических анализов; где от этих ночных дум отворачивались, уговаривая себя, как русская женщина Галя Плотникова: «Это он, наверное, в дальнего родственника пошёл, мой темноглазый «татарчонок»; где пытались искать правду в архивах – но те то горели, то тонули, а на месте старых роддомов оказывались новые перинатальные центры, которые вообще другое юрлицо в другой стране. Да и узнать правду так страшно…

Порой перепутанные дети жили на одной улице, ходили в соседние классы – и ничего! Русские матери по три года воспитывали чеченских младенцев (сыновей Анны Андросовой и Заремы Тайсумовой перепутали в Мценске), а таджикские отцы (Наймат Искандеров, городок Копейск) по 12 лет растили русских дочерей. И тоже ничего! «Близнецы» росли, опережая друг друга на целую голову, как Ульяна и Яна Шиловы из Перми, пока настоящая сестра-близняшка взрослела в другой семье. А теперь… Теперь остаётся разве что отсудить копейку или даже миллион у государства (неродным «близнецам» Шиловым выплатили по 1 млн руб., а Ксении Музафаровой, которая по ошибке из больницы попала в другую семью и из которой её спустя два года изъяли в детдом, дали компенсацию на 200 000 руб. больше) и хотя бы найти крайнего, списать ошибки на систему или даже злой рок. Иначе как жить дальше с этими мыслями?

Чужой «сынок»

Как жить, зная, что отнятый у тебя родной сын в 17 лет попал сначала в дурную компанию, потом под следствие, а потом повесился на двери своей комнаты в совершенно чужой квартире в чужой семье, а вы даже не успели познакомиться. Так случилось с Айдаром Фазлыевым из Казани. Его мать Флюра Фазлые­ва долгие годы сомневалась, а родной ли он – её «сын» Ильшат, светловолосый мальчишка, если у них в роду все тёмненькие. Разию Факарову, родную мать Ильшата, она нашла слишком позд­но. Правду обе семьи узнали, только когда одной из матерей пришлось лечь на операцию, а «родной» сын вдруг не подошёл в качестве донора.

Мамино сердце, или как спустя 25 лет две семьи узнали о подмене детей в роддоме

Как смириться с тем, что твою кровиночку принесли из роддома не в твою уютную квартиру, а в смрадную избу: настоящая дочь Зои Тугановой Люция воспитывалась Тулигеновыми, дояркой и трактористом. Он сел за убийство, она спилась; в итоге четверо их детей попали в детдом. 

А сами дети – им как с этим жить? Вот к Ильшату Фазлыеву приходит чужая осиротевшая женщина, воспитавшая как родного погибшего Айдара. Тянет руку, чтобы погладить по голове, говорит: «Сынок…» Как ему реагировать? А кто-то хочет жить в новой семье вместе со «старым» ребёнком, хотя одну растила русская мать, вторую – отец-мусульманин (Аня и Ира из Копейска). Катя, родная дочь доярки, родившаяся со слабым «тулигеновским» сердцем, Зоей Тугановой была поднята на ноги, от болезни нет и следа: «Я благодарна вырастившей меня маме, в родной семье вряд ли бы меня могли спасти». Гром-баба Таня Савельева, росшая в семье начальника милиции и, если что, грозившая отцу: «Я на тебя заявление напишу!» – честно признаёт, что, живи она в родной семье, с родителями бы не ужилась. Да и выглядят родившиеся в один день Таня Савельева и Вероника Швецова, перепутанные в Пожве, так, как будто у них разница лет в 15: у Тани плохо со здоровьем, она не может работать, Вероника же постит гламурные фоточки в Инстаграме… А могло бы быть наоборот? 

Воспитание определяет судьбу? Или всё-такие гены? Повесился бы Айдар? Выздоровела бы Катя? Если бы были электронные браслеты вместо марлечек и клеёнок, если бы матерям хватило смелости сразу требовать правды?

Тайна близнецов. Тройняшек разлучили на 20 лет ради эксперимента

Опытным путём

В ХХ веке этот вопрос был поставлен ребром. И подход к его решению стал научным. Питер Нойбауэр, американский психиатр, в детстве бежавший с семьёй из Вены от нацистских преследований евреев, в 1960-х годах поставил эксперимент. Несколько двойняшек и тройняшек – сирот были специально разлучены и помещены в специально подобранные семьи: бедные и богатые. Одного – в дом к интеллектуалам, другого – к простым рабочим. Одну – к верующим, другую – наборот. Этого – к многодетным, этого – к давно бесплодным: специально определялись разные параметры наблюдений, которые затем регулярно отслеживались. Такой эксперимент длиною в жизнь! В чужую жизнь. Результаты которого никогда не были опубликованы: Нойбауэр, так и не принёсший извинений разлучённым детям (как минимум трое из участников экперимента покончили с собой), побоялся представить публике свои научные открытия, в погоне за которыми применял методы нацистских изыскателей, ставивших медицинские опыты на узниках концлагерей… И мы так и не знаем доподлинно, что было бы, если бы сам Питер Нойбауэр воспитывался в другой семье.

Да, сегодня, в век технологий, мамы и новорождённые хорошо защищены «от подделки» и уже с родильного кресла рассылают младенческие фото по всей телефонной книге… Но знающие люди по-прежнему советуют: метьте своих на всяких случай зелёнкой.

Источник